?

Log in

это ЖЖесть!
13 most recent entries

Date:2005-04-22 03:25
Subject:
Security:Public

На повестке дня в британском парламенте стоит вопрос о запрете езды на инвалидных креслах с электроприводом. Данные комитета транспорта Палаты Общин указывают на то, что британские пенсионеры, использующие эти агрегаты, распоясались неимоверно. Они сбивают зазевавшихся пешеходов, нарушают все мыслимые правила движения и частенько становятся причиной ДТП. За последнии полгода 8 пешеходов было сбито ошалевшими стариканами насмерть (!). Чашу терпения парламентариев переполнила выходка 83-летней Матильды Перкинс из графствы Сасекс. Старушка умудрилась разогнаться на электрокресле так сильно, что в нужный поворот войти не смогла и, пробив ограждение на набережной, улетела с диким воем в воду.

13 comments | post a comment



Date:2005-04-07 19:35
Subject:
Security:Public

- Фто это за педики уселись за муой любимый стуолик!? А ну брррысь! - возмутился муровьед Евгеша и глотнул ещё пивка.

10 comments | post a comment



Date:2005-03-31 14:43
Subject:уркаганы
Security:Public

6 comments | post a comment



Date:2005-03-29 21:54
Subject:
Security:Public

Смотрите кино с моей рукой в роли моей руки. Глубокий психологизм игры. Свет подчеркивает рельеф мышц. Станиславский бы рыдал.
http://www.livejournal.com/users/bronepoezd/330392.html?view=3809176#t3809176

2 comments | post a comment



Date:2005-03-29 21:11
Subject:психопат
Security:Public

Если угодно знать, я – порядочный придурок. Когда мне было 16 лет эта черта обрела какие-то уж совсем запредельные формы. Так случилось, что именно в ту пору гормональных потрясений я впервые оказался в военкомате. К тому моменту, помнится, пришлось окончательно распрощался с идеей стать лётчиком-истрибителем, так как эта крайне романтическая мечта разбилась в дребезги о банальность: вступительные по физике и математике в военное училище. Меня это обозлило, я решил стать битником. - начал растить патлы, грубить старшим и мечтать о студенческой жизни. Раз за ужином я объявил о желании косить и поступать в университет, что было горячо поддержано моей матушкой, наивно полагавшей, что сын взялся за голову.
Итак, я в военкомате. Особого плана у меня не было, по сему, не мудурствая лукаво, я прибегнул к давно проверенной тактике: гнусно пиздить. В первом же кабинете невропатолога нажаловался на все существующие виды головной боли и зразу получил направление в психоневрологический диспансер по месту проживания. Окрыленный успехом, я прогулял школу и направился в сее славное заведение. На сей раз, предвкушая серьёзную схватку интеллектов с каким-нибудь мастодонтом психоанализа, я решил на любые вопросы кроме адреса и фамилии давать ответы диаметрально противоположные истине. Тактика была безупречна. У метро я оформил порядочно пивка. Это делало меня непобедимым.
Наглый и хмельной я дернул на себя дверь и ступил навстречу спасительному диагнозу. В рожу пахнуло подземельем и кошмаром. Я рыгнул. Бабусик на регистрации выдал мне бумаженцию, и, пошатываясь, я фраерской походкой проследовал по коридору. Кафельная кишка. На скамеечках сидят уматные типчики. Двери в кабинеты обиты жестью. Темно. Сыро.
Подхожу. У моего кабинета сидит аморфный организм с мамой. самозабвенно пускает слюни. «Здрасте, – говорю – а хто последний?». Мать голову подняла, смотрит. В глаза ей ненароком заглянул и я. Протрезвел разом. Бедная женщина. «Проходите» - говорит. Не вопрос. Захожу.
В полумраке за здоровенным столом сидит малюсенькая тетка. Глазища навыкате. Я (громогласно) : «День добр… тра-та-та .. из военкомата… тра-та-та… направление… тра-та-та». У врачихи контузия. Она долго кряхтит, пучит зенки и, наконец, пришепётывая и заикаясь, просит так не шуметь. «Пардон, мадам!» - говорю. Бедняга съёживается ещё сильнее. Она меня боится. Очевидно, что ещё больше она боится себя саму.
Начинаются вопросы. Рассказываю про псевдо-боли головы: пульсирующие, сжимающие, в затылке, в висках и т.д. Врачиха-невеличка остервенело строчит мои показания в карте. «А Вы голосов не слышите, случайно?» - вопрошает с опаской.
«Ясно дело, только их и слышу. Регулярно» – следую я своей тактике
У тётки сереет лицо. Она обеспокоена.
« А скажите, голоса эти откуда звучат? Справа или слева?» ( у неё шевелятся волосы)
«Ах, если бы только справа и слева, доктор…» – театрально вздыхаю я . (Пауза). Она напряжена неимоверно. Замерла. Не дышит.
Мой ответ что-то решит. Тем лучше. «…ИЗНУТРИ» - произношу я, выделяя каждую букву.
Гром и молния. Вот это эффект. Малютка корчится, будто я ей по печени дал. Цвет лица с пепельно-серого становится пунцовым, затем сходит на синеву. Кажется, доктор сейчас растечется простоквашей по столу. Я ликую. Я гений шпионажа.
«Скаж-ж-жите – блеет последователь Фрейда, - а они какие, эти голоса, мужские или ж-женские?» - последние слова она произносит едва дыша.
Я наваливаюсь на стол. Смотрю доктору в глаза. Секунд 40 смотрю. Затем всасываю со свистом в нос воздух и на выдохе, как метатель молота при броске, выдаю: «Д-е-т-с-к-и-е»!!!
Полный пиздец. Сокрушительный ответ. Трансформации, происходящие с микромедиком, описанию не поддаются.
…врач выпивает залпом банку заварки с торчащим кипятильником. Теперь она хоть не так сильно дрожит и заикается. «Давайте порисуем». – предлагает. Это мы любим. Давайте, конечно. «Нарисуйте воображаемое животное и дайте ему имя». Ага. Знаем-знаем. Такой тест мне делать не в первой. Острые, угловатые хорошо прорисованные ежовые иглы (агрессия, отторжение окружающего мира) я компенсирую толстым брюхом, нарисованным плавными линиями и растушёвкой ( открытость, мягкость, общительность), лапы и клюв нарисованы в противоположных техниках предельно четкой вымеренной графики в стиле Дюрера (якобы уверенность в себе, педантичность, точность) и вальяжной эскизной зарисовкой (расхлябанность и безответственность. Опять же, якобы). С глазами выходит заминка. Дабы не пропалиться один глаз я рисую круглым другой квадратным. Они разных размеров. Нужны крылья. Комариные, думаю, подойдут. Звать будут Рукучук – звучно, броско, запоминается. Вручаю.
Повисает абсолютная тишина. Вакуум. Минута. Две. Пять. Тетка не шевелится, не дышит и не моргает. Слышно как на подоконник падает с грохотом пыль. Вот, кажется, врачиха начала осыпаться. Кусками. Кричу:«Доктор»! Та подпрыгивает на стуле и, от неожиданности крякает. Определенно, я её спас. Сказать, что она напугана – пустой звук. Тётка на глубине вселенского ужаса. Вселенского. Глаза выпучены столь сильно, что, очевидно, любые законы физиологии нарушены уже дважды. Передо мной мультяшка. Ей сейчас явно не легко.
«Последний вопрос: – чуть слышно пищит мозговед (наверно так разговаривает тля) – об-б-ьъясните разницу между са-а-амолетом и птицей». И замирает с ручкой наизготовку. Вот это ход! Это контрнаступление. От неожиданности я даже стушевался. Вопросик что надо. Молчу. Кумекаю. Ха! Эврика! В самолёте же кормят!
Сливаясь со своим халатом, врачиха слезает с кресла и начинает как краб двигаться бочком к двери. «Доктор, вы куда»? – удивляюсь я . Малютка начинает переставлять ноги быстрее. Ко мне она обращена лицом. Поворачиваться спиной к таким пациентам, очевидно, запрещает техника безопасности. «Доктор»?! – повторяю вопрос. Она переходит на галоп приставными шагами. Выглядит уморительно. «Мне надо… надо там… сейчас…» - лепечет. Вдруг рывком прыгает к двери, открывает её и, швырнув своё тельце в коридор, поспешно запирает снаружи ключом. А дверь-то жестяная. Ну и ну.
Потихоньку бравада начинает спадать. Кажется доигрался. Знакомое ощущение.
Вскоре дверь отпирают. На пороге, помимо микромедика, два других врача. «Военкомат.. направление..» - пытаюсь объяснится. Меня никто не слушает. Во главе консилиума глава диспансера. Он лысый и противный. Собираются заводить карту, выписывать какие-то направления на исследования в институт психиатрии и т.д. нешуточное палево. «Господа, - говорю – я пошутил». Смотрят на меня чуть ли не с нежностью. Конечно, конечно, дорогой, ты только не нервничай. А я то как раз очень даже нервничаю. И злюсь на себя. Определенно, я – придурок.
Расхлебать ситуацию мне стоило нервов, родительских связей в первом меде и бутылки коньяка. Этот урок меня ничему не научил.

19 comments | post a comment



Date:2005-03-22 20:34
Subject:герои моего детства
Security:Public

Вы никогда не ловили себя на мысли, что единственный харизматичный персонаж мультфильма про Чебурашку это старуха Шапокляк? Неужели Успенский серьёзно рассчитывал, что нелепейший по своей сути тандем ушастой обезьянки и кровожадного земноводного хищника с гормошкой должны вызвать в детской душе умиление? Проблема всех взрослых, даже если они называют себя детскими писателями, в том, что детей они держат за идиотов. Чему нас учит эта парочка неудачников? Строить детские площадки и собирать металлолом. Гениально. Именно это мне было интересно в детстве. Мне возразят: «а идеалы дружбы!» Давайте разберемся. Что общего объединяет ушастый генетический уникум и крокодила? Ничего – ни общих интересов, ни разговоров. Только одиночество. Но здесь-то и кроется разгадка. Вам не был любопытен род этого самого создания под именем Чебурашка? Зря. Ведь если Ч. девочка, что очевидно из его непацанского поведения, тогда и с аллигатором Геннадием они никакие не друзья. Какой, однако, ахтунг!

С детства меня волновал такой вопрос: почему столь развесёлый, озорливый и хулиганистый голубчик по имени Карлсон подружился с таким пробитым лохом как Малыш?! Голова кругом идет, если представить какие проказы мог бы учудить любой другой сорванец с таким дружком как толстяк - вертолёт.
Итак, в чём же причина столь унизительного для взрослого Карлсона общения с плаксивым закомплексованным ребёнком? За варенье продался? Сомнительно. Мне ведется под личиной милого сладкоежки талантливый летающий аферист. Ловко используя самые современные технические средства, он втирался в доверие к детям. Далее всё происходило по отлаженной схеме развода лоха: из квартиры по воздуху выносятся деньги, ценности, техника. Когда дело было сделано, лишь наевшись вдоволь плюшек и прощупав из-под кресла внушительные формы воспитательницы, Карлсон был таков, в поисках новых приключений и источников варенья. Обещанье «вернутся», кинутое мимолётом, приоткрывает истинный образ циника и пройдохи, не ставящего ни в грош ни слюнявого пацана, ни томно разомлевшую мадам. Сомнений нет: Карлсон – высококлассный профессионал.


Теперь о самом наболевшем: о Волке и Зайце. Более сволочного, несправедливого и унизительного сюжета я в нашей мультипликации не знаю. Единственного и бесподобного стилягу наших мультфильмов, нупогодишного Волка, по воле безжалостного сценариста, выполняющего госзаказ, подвергают невиданным напастям, виной которым служит прилизанный, сладкоголосый, законопослушный, образцовый (цветочки он выращивает!) зайчик. По ходу серий Заяц проявляет змеиную изворотливость и подлость с изрядной долей гестаповского садизма, что открывает нам истинную суть нашего пушистого попрыгунчика. В порыве праведного гнева явный антисоветчик Волк пытается настичь подлеца, но здесь свободолюбивый и прогрессивный герой (клёш, приталенная рубашка, взъерошенный хаир, гитара, Высоцкий ну, конечно, «Беломор») впервые сталкивается с Системой. Не щадя живота своего Волк борется за те идеалы свободы, что так дороги его пылкому сердцу. Показателен момент с медведями-мусорами: в нём Волк открыто высмеивает душителей либерального начала.
Знай Волк! Тысячи молодых душ были с тобой в твоих злоключениях, и подвиг твой не забыт! Ты был нам первым примером непокорства и борьбы! Ты заронил в наши сердца любовь к свободе и смелость её отстаивать! Спасибо тебе, мой первый настоящий Герой!

7 comments | post a comment



Date:2005-03-20 18:09
Subject:Антонина Капитоновна
Security:Public

Если бы Антонину Капитоновну надо было описать одним словом это, бесспорно, было бы слово «достоинство». Казалось, что этого качества в Антонине Капитоновне столько, что при резком движении оно, подобно молоку в переполненном бидоне, может выплеснуться из степенной дамы наружу. Очевидно постоянное осознание этого факта и было причиной того, что передвигалась эта особа крайне плавно, жестикуляции и громких звуков не терпела вовсе, а взгляд из под очков её был полон едва скрываемого превосходства. Всегда безупречный вид, полное отсутствие эмоций и запредельный официоз – такой знали её все окружающие. В свои 63 в прошлом старший научный сотрудник кафедры суффиксов и префиксов института русского языка и навечно заядлый пушкинист Антонина Капитоновна вела весьма активный образ жизни: коллега иногда бесплатно доставал билета в вахтанговский, имелся и абонемент в лекторий политехнического. Главным занятием, тем не менее, оставался разбор гигантского архива и написание книги воспоминании о своем супруге – академике Тефтелине. Никто, включая саму Антонину Капитоновну, понятия не имел, чем всё-таки занимался Тефтелин, кипы бумаг, оставшиеся после его смерти, также не давали никаких объяснений. Доподлинно было известно одно: он был академиком. Детей у Тефтелина и Антонины Капитоновны не было. Об этом не могло быть и речи, ведь дети это неизбежный беспорядок и крики, это, наконец, отсутствие свободного времени, а на такую жертву Антонина Капитоновна пойти, конечно, не могла. Был и ещё один немаловажный момент – дама была чрезвычайно брезглива, а при мысли о том, что ради этих малолетних крикунов им с Тефтелиным придется придаться животному соитию, вызывала у Антонины Капитоновны скачок давления.
Раз в неделю, для поддержания формы, героиня нашего рассказа посещала бассейн. Бескомпромиссно закрытый купальник и розовая шапочка в резиновых розах – если вы хоть раз ходили в московский бассейн, вам без сомнения встречались подобные голопогосские черепахи.
Плотно сжав губы и неспешно разводя и сводя конечности-окорочка, Антонина Капитоновна преодолевала очередную пятидесятиметровку. Над водой стелился пар – стоял ноябрь. Неожиданно (впрочем, это не совсем точное определение) из-под воды перед носом у Антонины Капитоновны всплыла здоровенная какашка. Успев только чудовищно выпучить глаза, Антонина Капитоновна со всего маху поцеловалась с фикалиями. Рванув, как раненый тюлень, куда-то вправо ошалевшая дама начала истово колошматить толстыми ногами по воде и совершать хаотичный гребки во все стороны. На пути встали разделительные буи. Не помня себя от отвращения, Антонина Капитоновна в беспамятстве лупила руками по воде и пыталась заорать. Не получалось. Очередной шлепок ладонью пришелся четко по злополучной какашке.
Старожилы «Чайки» ещё долго будут помнить тот день когда, поднимая тучи брызг и не обращая никакого внимания на разделяющие дорожки поплавки, по диагонали их бассейна с воем прошла торпеда.
С рёвом вынырнув в предбаннике к душевым Антонина Капитоновна увидела щуплого мальчонку лет девяти. Тот, вжавшись в кафель и разинув рот в беззвучном визге, обильно мочился себе в плавочки. И парня можно понять: перед ним живьём стоял персонаж его любимого трэш-хоррор-триллера «кровавые трупоеды-утопленники проклятого болота». Часть 4. В лихо съехавшей набекрень резиновой шапке с розами, перекошенным лицом и вылезшими из орбит совиными глазами Антонина Капитоновна действительно мало напоминала русалку. Расстояние до душа было преодолено в три прыжка. Дверь – выбита ногой. Казалось, ничто не может остановить Антонину Капитоновну на пути к мылу и мочалке. Но душ оказался мужским…
Дорогой читатель, дальнейшие события развивались столь стремительно и были так нестандартны, что, пробежав получившуюся сюжетную канву глазами, мне пришлось стереть эту пошлятину. Могу лишь отметить, что в дальнейших злоключениях Антонины Капитоновны были задействованы: сентиментальный рвотные массы, гигантский мужской половой член с татуировкой «дядя Боб», а также портянки Чапаева. Следует признать: развязки нет, конец скомкан. Похер.

4 comments | post a comment



Date:2005-03-17 13:15
Subject:Ода баночке бобов «Heinz»
Security:Public

Ода баночке бобов «Heinz»

О, баночка фасоли «Heinz»! О, дорогая моему сердцу баночка!
Сколь совершенна ты в своей простоте круглого жестяного сосуда! Сколь гордо несёшь ты имя «Heinz» через более чем вековую историю почти бескорыстной службы людям! Воображение моё бурлит, когда я держу тебя в руках. Волна переживаний захлестывает меня: в руках у меня артефакт. Точно так же лет сто назад, ты, быть может, греласьась в грязных ладонях солдата в окопах Бельгии. И вот уже будто чувствую я на себе усталый пыльный взгляд этого парня, и пороховая гарь начинает щипать глаза, а окопная сырость пробирается под одежду... Фасолевое волшебство.
Ах, сколько всего ты дала мне, баночка фасоли! Сколько славных воспоминаний и ощущений связано у меня с твоей зелёной этикеткой!

Помнишь, как, ошиваясь в очередной раз где-то в Европе, я, немытый и голодный, рыскал среди бескрайних полок буржуйских универсамов в поисках любимого консерва? Я знал, фасолька ждет меня. Ты улыбалась мне ценником в 40 центов, и те вечера, когда у меня ещё эти 40 центов оставались, мне уже не нужны были ни берлинские шпикачки, ни парижские крепс, ни барселонская паэлья. У меня была баночка!
С чем сравнить этот сладостный треск открывающейся крышки? Как подобрать слова, чтобы описать нежнейшую девствено белую фасоль в плазме томатов? Как вообще можно о чём-то думать, если ты пару дней не жрал, и, волею небес, стал обладателем такого великолепия?

Ха! А тогда, в апельсиново-солнечной Гранаде, когда, прокутив всё в пух и прах, я вторую неделю форменым кабачком отсиживался дома, перечитывая Живаго и питаясь лишь водой из-под крана и шмалью, нежданно, будто звезда свалившаяся в отходную яму солдатского сортира, в комнату ко мне зашла она. «Привет, - говорит, - Серхио». И улыбается. Сей неожиданный визит меня, помнится, так взбудоражил, что ничего умнее, как надуться в полнейшее мясо, мне в голову не пришло. Рассчитывал, что стану вести себя флегматично (типа « а, ну заходи, раз пришла»). Идиот. Меньше всего я был в тот вечер похож на безразличного флегматика ,зато все иностранные языки смешались в голове в бескомпромиссный винегрет, и коммуникативная деятельность с моей стороны стала носить только фрагментарный характер. Что могло растопить неловкость и …э-э… укрепить русско-испанские связи? Конечно! Вы уже знаете ответ - баночка-заначка бобов «Heinz». Ну и пусть что разогрели на комнатном обогревателе, пусть, что еле из банки одной столовой ложкой , пусть, пусть, пусть. Это был славный ужин. Я осмелюсь сказать даже (держите меня семеро…) романтичный. Спасибо тебе за него, баночка фасоли.
(прим авт.: честно говоря, нахожу сочетание слов «романтика» и «бобы» наипошлейшим).

А в дни поста, когда перед глазами, чередуя друг-друга, стоят то женские гениталии, то телячья вырезка, кто как не ты, баночка, встаешь на защиту пошатнувшейся нравственности? Аскетичность твоего внешнего дизайна и целомудрие внутреннего содержания напрочь отшибает все скоромные мыслишки. Предельно конкретные бобы лишь поддерживают жизнедеятельность организма и не как не способствуют порочному сладострастию и губительному комфорту. Это ли не великое дело?

А кому, кроме тебя, баночка, я могу сказать спасибо за возможность побыть откровенным с самим собой? Набив рот фасолью, уминая их сначала с остервенением, затем с расстановкой, и, наконец, со смаком, я ощущаю как на тело неумолимо наваливается нега, губы растягиваются в сытной улыбке и жить вдруг становится как-то прелестно. Да, всё очень просто: я сыт и мне хорошо. Я животное. Хочется от радости хрюкнуть.
Слоган: Жри «Heinz» - всё будет круто!
На правах рекламы.

6 comments | post a comment



Date:2005-01-05 21:09
Subject:
Security:Public

Малыш мечтал создать чудо-машину по производству вкусного повидла.Да, именно повидла. Имея тысячи банок этой сладкой сублимации счастья карапуз смог бы кормить повидлом бездомных собак, злых дядек у метро, вечно пьяного дядю Гошу из соседнего подъезда... всех их можно сделать повидлом добрыми и радостными. Он сел за проект. Посидел. И ... у него ничего не получилось.
мальчик был маленький и тупой.
по Л.И.

3 comments | post a comment



Date:2004-08-22 12:36
Subject:
Security:Public

http://www.rathergood.com/moon_song/
Музыка моей души

2 comments | post a comment



Date:2004-06-24 19:00
Subject:
Security:Public

Мой бабушке 80 лет. Она врач-кардиолог в детской поликлинике им. Семашко. Иду с ней по аллее прокалывать по блату гайморит. Вся маза с халявой зависит от бабули, так что она ощущает себя адмиралом. Как минимум.
- Ты не мог штаны поприличней надеть?
- Нормально
- Всё у тебя нормально! Неряха! Пред коллегами неудобно! Стыд и срам!
- (Улыбаюсь. Как не улыбаться когда рядом с тобой, пыхтя, семенит разгневанный адмирал)
- Что за майка! Как из… . Ну как неопрятно!
- …как из ЖОПЫ, ты хотела сказать?
- Бандит! Форменный уголовник! Что ты орёшь на всю аллею! Что люди подумают!
- Мне фиолетово.
- Ему фиолетово! А коса торчит! Сбрей косу сейчас же! Здесь коротко, там длинно – чудовищно! А татуировка! Как урка стал совсем: материться и это, как его, мордобитие. Тыщ-тыщ (смешно сжимает кулачки). Только это и интересно.
- Ба, дай милльон!
- Тебе!? А ты стремглав в ночной клуб. Всё про вас знаю. По радио так и говорят: в ночных клубах только групповой секс и наркотики.
- Ужас какой!
- Ты вот когда не пьян зачем по ночам шляешься!? А!? Ясное дело зачем! По ночам приличные люди спят.
- Да мы общаемся
- Ха! Пьёте там водку. В комнату на утро зайти невозможно!
- Это носки воняют
- А когда не пьёте тогда чего? А?
- Что за предъява!
- Ничего себе лексикончик! Общаться надо днём. И дома. А ночью бандиты одни. Час быка!
- Братва! Пацаны!
- Вот – вот. У тебя почему приличной девушки нет, битник?
- (бешено угараю от слова «битник») Ба, ну представь я и с приличной девушкой. Ну чушь какая-то. Она ни наркотиков не долбит, ни в групповухе не участвует, клубов как сифилиса боится. На фиг мне такая мамзель? Мне нужна бешеная селёдка! Да! В вечном мясе!
- Форменный придурок!
- Где?

9 comments | post a comment



Date:2004-05-27 19:07
Subject:
Security:Public

А-а-а-а-а !!! (разбегается) Ты-дышь!!!
УЯ-Я-Я !!!!

1 comment | post a comment



Date:2004-03-05 19:08
Subject:8 марта
Security:Public

Анфиса Феликсовна, сильно шатаясь на кривых ногах, пыталась нахлобучить нелепую шапку. Польто, вдетое только в один рукав, волочилось по мартовской грязи, однако холода она не чувствовала. Вдруг поткатил приступ рвоты. "УАа-а-а-Р-Р-Р!!!" - прорычала дама, расплёскав на себя фонтан полупереваренного оливье, и упала мордашкой в сугроб. "Охуительно!"- мелькнуло у неё в голове.



С 8 марта!

2 comments | post a comment


browse
my journal